Приколы на XA XAORG Тысячи фото, картинки, анекдоты


статус пріколи на

2017-10-18 00:33 Шутливые заявления на отпуск Лучшие статусы и афоризмы про Уроки фотографии Уроки фотошопа Уроки рисования Игры на




Работаю в спортивном магазине. Чел купил велосипед и уехал довольный. На следующий день вернулся и со словами "руль руки натирает" купил велоперчатки. На следующий день пришёл с пропитанной кровью повязкой на локте и купил защиту на локти. Ещё через два дня пришёл прихрамывая и купил защиту на колени. Что-то за шлемом долго не приходит, я уже волнуюсь…


...Лицо олигархической национальности...






А в шестьдесят уже не до амбиций, Пора итоги жатвы подводить. А что посеял, то пожнёшь сторицей, А что пожнёшь, то с тем тебе и жить. Построил дом и вырастил ты сына, И дерево в саду ты посадил. На старость накопил ты три алтына, Так дай же Бог, чтоб ты на них прожил! А я не хнычу, не зову, не плачу. Никто меня не любит и не ждёт. И в шестьдесят я, как ишак, батрачу, И верю – время лучшее придёт. И ты опять, любимая, полюбишь И чарочку воскресную нальёшь. Обнимешь, обогреешь, приголубишь. Но, что прошло, давно уж не вернёшь!


Когда-то, давным-давно, в начале 1970-х, учился я в одном престижном подмосковном институте и по такому случаю мнил себя умствующим, диссиденствующим и даже еврействующим (безо всяких, впрочем, на все это оснований). На фоне небогатой студенческой жизни было у нас такое интеллектуальное развлечение: накопив денег, приезжать в Москву и стричься в Первой парикмахерской, которая находилась на улице Горького там, где сейчас… да, собственно говоря, ни один ли хрен, что там сейчас. Однажды, накопив вот так денег я, страшно довольный и гордый собой, прибыл в заветный предбанник и стал ждать своей очереди. Хотелось постричься на зависть всем по последней моде, так, чтобы с длинными узкими баками (на фотографии того времени до сих пор без чувства омерзения смотреть нельзя). Система была такая: когда мастер освобождался, над входной дверью высвечивался его номер и звенел звонок. Звонок зазвенел, номер замигал, и я, озираясь, прошел в зал. Парикмахер тогда была профессия суперважная, денежная, а в Первой все они просто лоснились от сознания собственной значимости и немалого благосостояния. Но мне навстречу вышла совершенно крестьянского вида бабка, которую я сразу же окрестил комсомолкой двадцатых годов. Была она коренастая, крепкая, курносая, с маленькими, глубоко посаженными глазами и в красной косынке! «Да, вляпался, - подумал я. - Пострижет такая… Под Котовского аль Буденного». Видимо, эта мысль отчетливо проявилась у меня на лице, поскольку бабка тоже помрачнела. Но. Она молча усадила меня в кресло, мгновенно постригла на наимоднейший фасон, не взяла денег и на прощание, когда я, сгорбленный и пристыженный, пробирался к двери, вежливо сказала мне в спину: - Юноша, никогда не судите о человеке по его внешнему виду! Потом уже от завсегдатаев Первой парикмахерской я узнал, что это была легендарная Люся, которая работала в парикмахерской с момента ее основания в 1938 году и стригла, брила (и отбривала) многих и многих руководителей партии и правительства…